Родион Суляндзига “АРКТИКА: ЗАКОНОДАТЕЛЬНАЯ БЕЗДНА?”

Опубликовано: 25 августа, 2021 в 17:28

Автор:

Категории: Арктика, Коренные народы Севера, Современное изменение климата

Фото: Управление климатических программ NOAA, экспедиция АВЛАП/NABOS, 2006 год

Пока одни ищут способы замедлить процесс изменения климата, другие пытаются получить выгоду в сложившейся ситуации. Таяние морского льда открывает беспрецедентные возможности для российских бизнес-проектов в Арктике. Автор Родион Васильевич Суляндзига сомневается, учитываются ли в них права коренных народов Севера.

В 2020 году правительство разработало и утвердило ряд законов, касающихся напрямую прав коренных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации.

Почему сейчас? Как это связано с экономическим развитием российской Арктики и чем это может грозить для будущего коренных народов?

Материальные последствия пандемии вкупе с десятилетием отсутствия экономического роста и стагнации стали последним штрихом, завершившим 2020 год, для России. В условиях растущего социального неравенства и экономического спада власти хватаются за программы развития Арктики как за последний шанс на спасение экономической ситуации.

В то время как во многих странах, в частности в Германии или Великобритании, изменение климата воспринимается как кризис эпохального масштаба, российская власть, кажется, видит в повышении температур и таянии морского льда беспрецедентную возможность для продвижения масштабных бизнес-проектов в Арктике, надеясь на то, что они станут локомотивами национальной экономики.

Ожидается, что некоторые проекты, в особенности развитие новых морских путей через Арктику, сократят время перевозки на 40 процентов. Хотел бы подчеркнуть, что это позволит России полностью контролировать торговлю между Азией и Европой на этом участке.

В то же самое время принятая в октябре 2020 г. «Стратегия развития Арктической зоны Российской Федерации и обеспечения национальной безопасности на период до 2035 года» – программный документ государственного уровня – фактически определяет статус Арктики как опоры для развития крупного бизнеса. На мой взгляд, поддержка ресурсно-ориентированной экономики – лозунг упомянутой стратегии – неизбежно влечет за собой создание нормативной системы, отдающей приоритет добывающим компаниям в их бесконечном стремлении к получению прибыли и ненасытном аппетите. При этом, отмечу, об экологических и социальных издержках в данном программном документе ничего не сказано. Хотя коренные народы Севера были немало раз упомянуты в тексте, отдельной главы, посвященной их правам и развитию, в Стратегии нет.

«Благословенная» ресурсами

Пожалуй, ни одна страна так не выигрывает от изменения климата, как Россия, поэтому выбор приоритета экономической элиты этого государства на период после пандемии не вызывает у меня особого удивления. Отказывая коренным народам в признании связи между проблемами экологии и правами человека, власти, кажется, всерьез полагают, что изменение климата и экономическая возможность становятся синонимами.

На основе опыта прошлых лет можно предсказать, что при их попытке активизировать экономический рост чиновники решат закрыть глаза на нормативно-правовую базу в сфере экологии и прав коренных народов и примутся за земли и ресурсы этих сообществ. Мы вновь станем свидетелями гонки за быстрой прибылью в ущерб людям и хрупкой природе Севера.

Как показывает мой опыт, западные и российские наблюдатели склонны видеть в Арктике источник силы и величия России. В действительности же, это слепая и закрытая зона страны. Окруженная со всех сторон прогрессирующим загрязнением, Арктика находится под угрозой экологической катастрофы. Так, в мае 2020 года Россия пережила одно из тяжелейших экологических бедствий в своей истории, когда на заводе компании «Норникель» произошла утечка нескольких тысяч тонн нефти в почву и водоемы на полуострове Таймыр в Сибири. Эта катастрофа уступает по своим масштабам, возможно, только утечке нефтепровода в Коми в 1994 году, которая, по оценке Гринпис, более чем в восемь раз превзошла по масштабу выброс нефти из танкера «Эксон Валдиз» в 1989 году. В ответ на это Москва зацементировала будущее региона в нефтегазовой промышленности. Обреченная так и остаться сырьевым придатком, где главное богатство – это не жители, а ресурсы, сегодня Арктика нуждается в лучшей защите и, что критически важно, в смелых политиках и думающих руководителях, представляющих её интересы.

Если принять во внимание, что добыча «неисчерпаемых» полезных ископаемых рассматривается экономической элитой как единственный возможный вариант развития Арктики, то каким будет будущее региона? Что сулит для коренных народов Севера вечная риторика в духе «Арктика, «благословенная» ресурсами»?

2020 год показал, что необходимы глубокие перемены. На сегодняшний день ситуация с правами коренных народов Севера России напоминает тонущий корабль. Дальнейшая судьба коренных народов Севера и Арктики представляется плачевной: идентичность обесценена экономическими интересами, богатства украдены, земли опустошены, права не защищены, свободы – под угрозой, а равенство – в имитации.

О проекте

Название проекта связано с историей длительной борьбы народа инуитов за свои права в свете изменения климата. Книга Шейлы Уатт-Клотье, опубликованная в 2015 году издательством Allen Lane Publication под тем же названием, повествует о ее новаторской деятельности, связавшей борьбу против изменения климата и за права человека. Окалик Еегеесиак, бывший председатель Инуитского циркумполярного совета (ICC), использовал это выражение в своей речи на 21-й климатической конференции ООН, состоявшейся в Париже 3 декабря 2015 года.

Copyright: Гёте-Институт
апрель 2021


Всего комментариев: 67